Одиноки ли мы во Вселенной?

Одиноки ли мы во Вселенной?

Недавнее объявление командой американских астрономов, что в нашей Галактике может быть порядка 40 млрд. обитаемых планет, еще более усилили спекуляции, популярные даже среди многих выдающихся ученых о том, что Вселенная кишит жизнью. Астроном Джеффри Марси из университета Калифорнии, опытный «охотник за планетами» и соавтор данного исследования говорит, что оно “представляет собой один большой шаг к тому, что жизнь возможна, в том числе и разумная жизнь, во Вселенной”.

Но «возможность» — это не то же самое, что «вероятность». Если планета должна населяться, а не быть просто пригодной для жизни, должны выполняться два основных требования: планета сначала должна подойти для жизни, а затем жизнь должна появиться на ней.

Что можно сказать о возможности начала жизни на обитаемой планете? Дарвин дал нам четкое объяснение того, как жизнь на Земле развивалась в течение миллиардов лет, но он не рассматривал вопрос о том, как жизнь на ней появилась. С таким же успехом можно рассуждать о происхождении материи. Несмотря на интенсивные исследования, ученые до сих пор, в основном, в неведении относительно того, каков механизм, который превратил неживой химический суп в живые клетки. Не зная в точности процесса, который создал жизнь из неживой материи на нашей Планете, шансы на ее появление на других планетах не могут быть оценены.

В 1960-х годах, распространенной точкой зрения среди ученых было то, что жизнь на Земле была странным явлением, результатом последовательности химических реакций, настолько маловероятной, что она вряд ли будет иметь возможность случиться дважды в наблюдаемой Вселенной. “Человек, наконец, знает, что он одинок в бесчувственности необъятной Вселенной, в которой он возник только случайно”, — писал биолог Жак Моно. Сегодня маятник представлений резко качнулся, и многие выдающиеся ученые утверждают, что жизнь почти неизбежно возникнет в условиях, подобных земным. Однако этот решительное изменение концепции основано на чуть более, чем догадке, а вовсе не на лучшем понимании процесса происхождения жизни.

Основная проблема заключается в сложности. Даже простейшие бактерии, на молекулярном уровне, поразительно сложны. Хотя мы и понятия не имеем о минимальной сложности живого организма, она, скорее всего, будет очень высока. Могло случиться так, что своего рода принцип усложнения работает в природе, ведя хаотическое соединение химикатов на кратчайшем пути к примитивному микробу. Если так, то никогда не было и намека на то, что такой принцип был найден в ходе лабораторных экспериментов, пытающихся повторно создать базовые строительные блоки жизни.

С другой стороны, если жизнь возникла просто путем накопления многих маловероятных химических реакций в одном месте, легко представить, что только одна из триллионов потенциально обитаемых планет сможет когда-нибудь такой процесс запустить.

Таким образом, мы влипли. Жизнь действительно может появиться в подобных земным условиях или это может быть счастливая случайность, уникальная в обозримой Вселенной. Поскольку мы сами являемся продуктом этого космического «несчастного случая», то не можем прийти к заключению, что Земля типична. Никакие достоверные статистические данные не могут быть получены из одного-единственного случая.

Самый простой способ решить спор, это найти вторую пробу жизни, которая возникла с нуля. Исследование планет за пределами Солнечной системы на предмет соответствия возможности жизни является чрезвычайно полезным первым шагом. В будущем, наши телескопы должны быть в состоянии анализировать в атмосферах некоторых из этих планет  явные признаки биологической активности.

Но доказательства, подтверждающие высокую вероятность жизни, могут существовать гораздо ближе, чем даже Марс, на котором постоянно пытаются найти хоть какие-то следы инопланетных цивилизаций. Ни одна Планета не более подобна Земле, чем сама Земля. Если жизнь легко появилась в «землеподобных» условиях, то процесс образования жизни мог быть запущен много раз, прямо здесь, на нашей родной планете. Возможно, что среди кипящих вокруг нас микробов некоторые настолько биохимически различны, что они могли бы быть только отдельной ветвью по происхождению. Это можно обнаружить, копаясь в их молекулярных внутренностях и считая в них что-то достаточно странным, чтобы исключить общего предшественника. Открытия просто единственного «иностранного» микроба под самыми нашими носами было бы достаточно, чтобы прийти к заключению, что Вселенная действительно изобилует жизнью.

Кроме того, будет рассмотрен глубокий философский вопрос. Хотя путь от микробов до комплекса мыслящих существ, таких, как люди, по-прежнему может быть очень трудным, по крайней мере, мы точно знаем механизм, благодаря которому это происходит, — дарвиновская эволюция. Если жизнь на уровне микроорганизмов распространена в космосе, мы можем ожидать, что, по крайней мере, хотя бы где-нибудь, разумные существа будут развиваться. Тогда мы стали бы гораздо ближе к ответу на этот вековую загадку существования: «Одиноки ли мы во Вселенной?»

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

*


one × three =


Поиск Google

(function() { var cx = '013762819107762716451:zn5azro-xtc'; var gcse = document.createElement('script'); gcse.type = 'text/javascript'; gcse.async = true; gcse.src = (document.location.protocol == 'https:' ? 'https:' : 'http:') + '//www.google.com/cse/cse.js?cx=' + cx; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(gcse, s); })();

Мы Вконтакте

Top
Follow

Get every new post delivered to your Inbox

Join other followers